Рассылка обновлений по Email

среда, 6 декабря 2017 г.

АЩЕ БЛАГОДЕТЕЛЬ ИЗВОЛИТ?...

Открытое письмо протоиерею Алексию Волкову от 06.12.2017: 
Собор Рождества Пресвятой Богородицы в г. Новая Ладога, настоятель c 01.07.2010
Ленинградская обл., Волховский р-н, г. Новая Ладога, пр. К. Маркса, д. 49.
Новоладожский округ Санкт-Петербургской епархии, благочинный c 04.03.2016

Благословите, о. Алексий !
Поздравляю с днем памяти схим. Амфилохия !
Эта память имеет для меня особое значение.
Событиям, связанным для меня с Реконью, я посвятил специальный блог

Напомню, ко мне обратились за советом, как понимать роспись на стене Вашего храма в Н.Ладоге с указанием имени о.Амфилохия. Ниже статья для моего блога, я направляю ее Вам, прошу ответить и обещаю разместить Ваш ответ вместе с моим материалом.
Простите, если выражаюсь, по Вашему мнению, слишком категорично.


АЩЕ БЛАГОДЕТЕЛЬ ИЗВОЛИТ?...


Эпиграф
Аще изволит настоятель, творим беззаконие.
(старинная семинарская шутка)


"Аще изволит настоятель..." Принятый в Русской Церкви Типикон святого Саввы благодаря фразе "аще изволит настоятель" дает главам общин известную свободу при отправлении служб. Отсюда родилось большое разнообразие в богослужебной практике. А сегодняшний церковный устав, из которого исчезло понятие "право" в отношении мирян, делает настоятеля полным хозяином в храме. И соответсвенно повышает его ответственность.

Эта мысль не покидала меня, когда я читал ответ настоятеля храма Рождества Христова в Новой Ладоге по поводу появления на стенах этого храма в сонме преподобных неканонизированного старца Амфилохия Реконьского. Мне близок этот подвижник 19 века, частью моей жизни стал и заброшенный монастырь, в который я попал как турист в начале своего пути в Церкви, а потом полюбил это место и стал изучать его историю. Сейчас этот монастырь возрождается, возрастает и интерес к подвигам о. Амфилохия. Но церковная канонизация - сложный и долгий процесс, потому что речь идет о нахождении правильного взгляда на жизнь человека, которого его почитатели хотели бы предложить всей Церкви как образец.

В 19 веке в Реконском монастыре память старца была предметом откровенной коммерции: например, существовала в монастыре специально выкопанная землянка, имитрировавшая те убогие времяенные жилища на островках в болоте, где прятался от людей подвижник, пытаясь сохранить молитву. Его отыскивали и донимали, он уходил еще дальше. И вот чтобы после его кончины облегчить процесс почитания - взяли и оборудовали макет землянки, избавляя паломников от странствий по грязи. Паломники это деньги, а без денег содержать монастырь трудно. Особенно если нет подвижников живых, к которым бы шли люди. А их в Рекони после о. Амфилохия, увы, не было.

Пришли новые времена, новые люди. Изменились границы епархий. Теперь Реконь относится не к Тихвинским, а к Новгородским краям. И может быть будет время, когда народное почитание соединится с осмыслением очень непростого для анализа корпуса документов, повествующих о жизни старца. В них есть весьма противоречивые моменты, которые надо корректно и грамотно осмыслить и объяснить. Без тщательного исследования это невозможно, а это процес небыстрый.

А кому-то хочется быстро, чтобы можно было писать иконы, петь тропари, возить паломников и собирать чудеса. Без этого набора атрибутов почитание памяти замечательного человека кажется недостаточным. И появляется искушение стать первым, кто дерзнет "ускорить" ход истории. И аще настоятель изволит, де-факто канонизация в одном отдельно взятом храме состоится и без каких-то общецерковных решений, оказывая памяти подвижника медвежью услугу, потому что святость и самочиние несовместимы. Очевидно, виноват будет настоятель. Так я думал, задавая вопрос о правомерности размещений на стене храма изображения человека, самочинно кем-то причисленного к преподобным и кем-то нарисованным абсолютно непохожим на реальный его образ, сохраненный для нас предками. Вкус категория духовная, и у настоятеля храма он должен быть. Как же так вышло? И неожиданно читаю в ответе настоятеля храма:

"Что касается росписи. Это вопрос не совсем ко мне. Отдел по канонизации Тихвинской Епархии издал несколько лет назад святцы, в которые включил и Таисию Леушинскую и Матрону Босоножку и проч. Эти святцы я передал иконописцам и они писали ссылаясь на опубликованные епархией святцы. Я привык доверять изданному. Далее, Митрополит Варсонофий в курсе, мы с ним говорили о данной ситуации. Эти местночтимые святые будут канонизированны, это лишь дело времени. Ни Иоанна Грозного, ни Распутина и проч. неоднозначных личностей на росписи нет"

Оторопь берет от такого детского лепета, как будто речь идет о вполне извинительной шалости: ну не Грозного же с Распутиным нарисовали, чего цепляетесь? И вообще я человек маленький, это все епархия нам спускает сверху. Грешно так переваливать ответственность, поскольку в Тихвинской епархии никто не канонизировал перечисленных подвижников, их почитают именно как подвижников благочестия, но не более. Местночтимые святые - это уже ступень канонизации, а ее не было. И иконописцы не имели права сами выбрать произвольное лицо, если бы настоятель не разрешил. Что-то не так. И наконец, многозначительная ссылка на митрополита - чтобы даже мысли не было жаловаться: все уже где-то и кем-то решено, а оформим задним числом, доверительно сообщает отец-настоятель информацию из высших сфер.

Очень непохоже на ответ человека, готового брать ответственность на себя. Такое впечатление, что он признает ситуацию, заложником которой стал. После нескольких прочтений этого текста становится ясно, что главное здесь сказано в первых словах: "это вопрос не совсем ко мне". А может быть и правда так? Часто важно не то, что говорят, а то, о чем умалчивают. Тогда к кому же адресовать претензию? Подумаем, и поищем ответ.

Если посмотреть на карту, то Новая Ладога это тупик. Сюда не поедут, проезжая мимо по трассе, и соответственно, трудно ожидать внимания благодетелей. А если уж такой луч внимания упадет, его надо удержать всеми силами. И это сразу делает понятным - кто тут автор решения. Кто платит, тот и заказывает. Раньше благодетели ограничивались тем, что писали свои имена на дверях храмов и колоколах. А теперь уже они определяют - кого церковный народ будет видеть на стенах, кому молиться. И аще благодетель изволит, придется пойти навстречу - иначе деньги пойдут в тот храм, где настоятель изволить то же самое, что и благодетель.

Это гипотеза, но принять ее все-таки легче, чем всерьез отнести к настоятелю храма подобное самочиние. Трудно удержаться от вопроса: а что если харизматичные люди с большими деньгами вдруг решат продвинуться еще дальше, скажем в область богослужения. Если я финансирую храм, то почему бы мне не только вид, но и звук отрежиссировать по своему усмотрению. Тем более что Типикон дает свободу настоятелю делать как ему надо, а я ему даю деньги. Вот тогда вынесенная в эпиграф старая семинарская шутка заработает в полную силу. Да не будет! 
===

Ответом меня о.Алексий не удостоил. Поэтому публикую материал "как есть". Но готов исполнить свое обещание и опубликовать также и его ответ, если он последует в дальнейшем.

Пока я тщетно ожидал ответа от настоятеля храма в Новой Ладоге, мне вспомнились слова любимого мною митрополита Антония Сурожского, и я решил ими завершить публикацию



Митр. Антоний Сурожский. Жизнь усопшего как пример

Мы должны учиться от каждого живущего или умершего человека; дурного – избегать, добру – следовать. И каждый, кто знал усопшего, должен глубоко продумать, какую печать тот наложил своей жизнью на его собственную жизнь, какое семя было посеяно; и должен принести плод.

В Евангелии говорится, что если семя не умрет, то не принесет плода, а если умрет, то принесет плод в тридцать, в шестьдесят и во сто раз (Ин. 12:24). Именно это может произойти, если мы всем сердцем, всем умом и памятью, всей нашей чуткостью, во всей правде задумаемся над жизнью усопшего. Будь у нас мужество воспользоваться этим мечом, именно Божиим мечом, чтобы разделить свет от тьмы, чтобы со всей доступной нам глубиной отделить плевелы от пшеницы, тогда, собрав весь доступный нам урожай, каждый из нас, каждый, кто знал усопшего, принес бы плод его жизни, стал жить согласно полученному и воспринятому образу, подражая всему, что достойно подражания в жизни этого человека (выделено мной - ДМ).

Разумеется, каждый из нас больше напоминает сумерки, чем яркий, сияющий свет, но свет и во тьме светит, и этот свет следует прозревать и отделять от тьмы в самих себе, так, чтобы как можно больше людей могло жить и приносить плод жизни данного человека.

На погребении мы стоим с зажженными свечами. Это означает, мне кажется, две вещи. Одна самоочевидна: мы провозглашаем Воскресение, мы стоим с зажженными свечами так же, как в пасхальную ночь. Но мы стоим также, свидетельствуя перед Богом, что этот человек внес в сумерки нашего мира хоть проблеск света, и мы этот свет сохраним, обережем, умножим, поделимся им так, чтобы он светил все большему числу людей, чтобы он разгорался по возможности в тридцать, в шестьдесят, во сто раз. И если мы решимся так жить, чтобы наша жизнь была продолжением всего, что было в нем благородного и истинного и святого, тогда действительно этот человек прожил не напрасно, и мы поистине почувствуем, что сами живем не напрасно. В нас не останется места надеждам на скорый конец, потому что у нас есть задание, которое мы должны выполнить.

≠=≠=≠


Пусть эти слова будут духовным камертоном для почитающих память схимонаха Амфилохия !
Царствие Небесное ему !

суббота, 18 ноября 2017 г.

ВСЕРОССИЙСКИЙ ВЫБОР






ВСЕРОССИЙСКИЙ ВЫБОР 

ПАТРИАРХ ТИХОН МОЖЕТ БЕССПОРНО СЧИТАТЬСЯ ВСЕНАРОДНО ИЗБРАННЫМ ГЛАВОЙ ЦЕРКВИ

Заседание Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг.
Заседание Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг.
Работа по подготовке Поместного Собора Русской Церкви 1917–1918 годов длилась свыше 10 лет. Вопрос о его созыве был поднят еще в феврале 1905 года в связи с необходимостью проведения церковной реформы. С того времени высшее духовенство стремилось так или иначе избавиться от введенной в 1721 году императором Петром I синодальной формы управления.

Для предварительного рассмотрения намеченных к обсуждению на Соборе вопросов 14 января 1906 года Святейший Правительствующий Синод с высочайшего разрешения принял решение о создании особой комиссии – Предсоборного присутствия. Оно работало с 6 марта по 15 декабря 1906 года. Им была выработана рекомендация Поместному Собору, чтобы ввести упраздненное императором Петром I патриаршество. Это историческое решение было принято 1 июня 1906 года. Подготовительные к созыву Собора работы были продолжены и в другом специально учрежденном церковном органе – Предсоборном совещании, работавшем с 28 февраля 1912 года по 3 апреля 1913 года. Оно также рассматривало патриаршество как основу церковного устройства.

Однако император Николай II постоянно откладывал созыв Поместного Собора. Он стремился избежать кардинального изменения синодальной формы церковного управления, поскольку радикальные преобразования духовного «ведомства» грозили перестройкой религиозного фундамента монархии. А это, в свою очередь, грозило обрушением всего здания православной империи. В частности, вставали вопросы о месте Патриарха в структуре власти, о соотношении власти царской и патриаршей. И потому царь стремился проводить политику «подмораживания» государственно-церковных отношений.

В первые дни марта 1917 года вместе со свержением монархии исчезло главное «препятствие» созыву Поместного Собора. 29 апреля 1917 года Святейший Синод принял решение о сформировании Предсоборного совета, задачей которого являлась подготовка вопросов, подлежащих рассмотрению на «Церковном Учредительном собрании». Совет начал свою работу 12 июня того же года. 5 июля по его докладу Святейшим Синодом было вынесено определение о созыве 15 августа 1917 года в Москве Собора. В тот же день было выпущено «Положение о созыве Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви». В нем среди прочего определялся следующий порядок выборов делегатов с мест.

Начало выборного процесса назначалось на 23 июля (воскресенье), когда по всей стране должны были проходить собрания на самом низшем, приходском уровне. От каждой церкви на «вышестоящий» съезд своего благочиния выдвигались выборщики: 1) все штатные члены причта и 2) благочестивые миряне (православного исповедания и мужского пола) в двойном по отношению к штатным клирикам количестве. На этом этапе в отличие от остальных могли принимать участие лица женского пола. От монастырей выдвигались каждый десятый мантийный монах и в двойном размере от их числа – постоянные богомольцы обители. Рясофорные монахи, послушники и насельницы женских обителей участвовали в выборах наравне с мирянами.

С учетом же того, что по состоянию на 1914 год в Российской империи насчитывалось свыше 54 тыс. приходских церквей, около 1000 монастырей (в которых проживали 30 тыс. монашествующих), свыше 112 тыс. одного только белого (без учета военного) духовенства, то в определенной мере можно говорить о начавшихся 23 июля буквально «всероссийских» выборах на Поместный Собор.

Благочиннические собрания по всей Русской Церкви должны были собираться 30 июля. Каждому из них на свой местный епархиальный избирательный съезд надлежало избрать двух клириков (один из которых должен был иметь сан священника) и трех мирян. Причем кандидаты намечались подачей записок от любого человека из числа выборщиков. В них могло указываться не более 4 клириков и 6 мирян. Выборы проходили закрытым голосованием, и все решало большинство голосов.

Параллельно шло выдвижение на епархиальные съезды выборщиков от местных духовных учебных заведений: от правления семинарий – два человека, от правления женских епархиальных училищ, женских училищ духовного ведомства и мужских духовных училищ – по одному представителю.

Соответствующие епархиальные собрания должны были проходить 8 августа с присутствием всех местных архиереев. Председательствовать на них надлежало епархиальным преосвященным. От них на Поместный Собор надлежало выдвинуть пятерых: двух клириков (один из которых обязательно в сане священника, а другой – в любом: хоть в сане епископа, хоть псаломщика) и трех мирян. Как и на благочиннических собраниях, кандидаты намечались подачей записок, в которых должно было значиться не более 4 клириков и 6 мирян. В процессе тайного голосования решающим фактором было большинство голосов.

Выделялись и другие квоты: военному и морскому духовенству – 10 мест, единоверцам – 10, всем четырем духовным академиям – по три, Академии наук и 11 университетам (Петроградскому, Московскому, Киевскому, Харьковскому, Казанскому, Новороссийскому, Саратовскому, Юрьевскому, Томскому, Донскому и Пермскому) – по одному. 15 мест выделялось для православных членов Государственной Думы и Государственного совета. Дворцовому духовенству, в силу того что самодержавие пало, квоты не выделялись. Права членов Собора предоставлялись представителям восточных Патриархов и православных автокефальных Церквей.

Помимо выборных на Поместном Соборе по должности присутствовали все члены Святейшего Синода, все епархиальные архиереи, наместники всех четырех лавр, настоятели Соловецкого, Валаамского монастырей, Саровской и Оптиной пустынь, члены Предсоборного совета, а также два протопресвитера: Успенского собора Московского Кремля и военного и морского духовенства.

Всего было избрано и назначено по должности 564 человека: 80 архиереев (то есть примерно каждый второй из общего количества «штатных» в тот момент иерархов РПЦ), 129 лиц пресвитерского сана, 10 дьяконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян.

Состав мирян был исключительно пестр: от крестьян, мастеровых и мелких служащих до представителей богословской науки и высших сановников. Самые яркие представители последних – банкир и промышленник Александр Гучков, состоявший со 2 марта по 2 мая 1917 года военным и морским министром Временного правительства, а также землевладелец Михаил Родзянко – председатель Государственной Думы. Они были избраны соответственно от Государственного совета и Государственной Думы. Широко был представлен и цвет богословской мысли. В целом «всенародные выборы» на Поместный Собор определили и «всенародный» его состав.

Открытие Собора состоялось в Успенском соборе Московского Кремля 15 августа в день Успения Божией Матери. На почетных местах среди молящихся присутствовали члены Временного правительства: премьер-министр Александр Керенский, министр внутренних дел Николай Авксентьев и министр исповеданий Антон Карташёв.

18 августа председателем Собора был избран митрополит Московский Тихон (Белавин) – как архипастырь того города, в котором собрался церковный форум. Сопредседателями (по терминологии того времени – товарищами председателя) из архиереев были избраны архиепископы Новгородский Арсений (Стадницкий) и Харьковский Антоний (Храповицкий), из священников – протопресвитеры Николай Любимов и Георгий Шавельский, из мирян – князь Евгений Трубецкой и Михаил Родзянко.

Собор работал более года. За этот период состоялись три его сессии: первая – с 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 года, вторая и третья – в 1918 году: с 20 января (2 февраля) по 7 (20) апреля и с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.

Центральное место на Соборе занял вопрос об управлении РПЦ. Основные доводы сторонников патриаршества в пользу восстановления этой формы управления сводились к необходимости иметь единоличного главу Русской Церкви (по аналогии с другими Поместными Церквами), а также общепризнанного «духоносного стража нашей совести, нашего духовного вождя». Например, один из ревностных «патриархистов» епископ Астраханский Митрофан (Краснопольский) 11 октября взывал к соборянам: «Нам нужен Патриарх как церковно-молитвенный предстоятель Русской Церкви – представитель подвига и дерзновения, и как стоятель за Русскую Церковь. Дайте нам отца, дайте молитвенника и подвижника!»

Возражения же против такого принципа управления сводились главным образом к опасению абсолютизма внутрицерковной власти (возникновению русского папизма) и в указании на противоречие патриаршества принципу соборности. В частности, 21 октября протоиерей Николай Добронравов (с 1921 года – епископ) оппонировал: «Говорят, что Патриарха требуют каноны. Но на это мы скажем, что в первые три века Патриархов не было. Нам отвечают, что тогда патриаршество было в идее, было, так сказать, в зачаточном состоянии. Но не о мире идей толкуем мы здесь, а о мире фактическом, реальном. Не эмбриологией патриаршества мы занимаемся. Мы желаем знать: было ли действительно патриаршество в первые три века? Его не было. Следовательно, Церковь могла существовать и без Патриарха».

В целом в ходе многодневных обсуждений судьба вопроса об управлении Русской Церкви была неясна. Однако положение в дискуссии изменилось после известий из Петрограда: в ночь с 25 на 26 октября Временное правительство было свергнуто, и 26 же числа было сформировано новое – Совет народных комиссаров. К власти пришли большевики.

На фоне начавшейся на улицах Москвы 28 октября стрельбы, возникшей в результате антисоветского восстания юнкеров, захвативших Кремль, среди постоянных политических колебаний различных светских властей, мнения участников Собора начали склоняться в пользу патриаршества. В тот же день, 28 числа, по поступившему от более чем 60 соборян предложению дискуссии о восстановлении патриаршества было решено прекратить (хотя оставалось еще 90 записанных ораторов). Общим голосованием были приняты «Общие положения о высшем управлении Православной Российской Церкви». Они гласили: «1. В Православной Российской Церкви высшая власть – законодательная, административная, судебная и контролирующая – принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян. 2. Восстанавливается патриаршество, и управление церковное возглавляется Патриархом. 3. Патриарх является первым между равными ему епископами. 4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору».

Принятием этого акта в РПЦ было введено патриаршество и декларирован принцип соборности.

30 октября был установлен порядок избрания Патриарха: 1) члены Собора подают записки, на которых каждый указывает одно имя; 2) на основании поданных записок составляется список кандидатов; 3) по оглашении списка Собор избирает трех кандидатов подачей записок с указанием трех имен из числа указанных в списке; 4) имена первых трех, получивших абсолютное большинство голосов, полагаются на св. престоле; 5) избрание решается жребием. Также было постановлено выбирать Патриарха только из лиц священного сана.

После подачи записок (всего их было 273, но 16 оказались незаполненными) подсчет голосов дал 25 имен. Лидерами списка были архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий) (101 голос), архиепископ Тамбовский Кирилл (Смирнов) (27), митрополит Московский Тихон (Белавин) (23), митрополит Тифлисский Платон (Рождественский) (22), архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) (14), митрополит Киевский Владимир (Богоявленский), архиепископ Кишиневский Анастасий (Грибановский) и протопресвитер Георгий Шавельский (по 13). Остальные набрали не более пяти голосов.

На следующем заседании, 31 октября, процедура выборов претендентов на патриаршество была продолжена. Соборянам было предложено подать записки с указанием на них трех имен из числа избранных накануне кандидатов. Результаты дали три имени – архиепископ Антоний (Храповицкий), архиепископ Арсений (Стадницкий) и митрополит Тихон (Белавин). То есть претендентами на патриаршество стали все архиереи из руководящего звена Собора.

4 ноября было назначено избрание Патриарха на следующий день. Местом был определен храм Христа Спасителя. Успенский собор в то время был недоступен, поскольку Кремль был занят большевистскими отрядами, подавившими вооруженное восстание юнкеров.

5 ноября в храме Христа Спасителя состоялось торжественное богослужение. Во время него были изготовлены три бумажных жребия (записки), которые были вложены в ковчежец. После того как он был особым образом опечатан, его вынесли на амвон.

Во время этой службы все три кандидата на патриаршество отсутствовали, ожидая извещений об избрании одного из них. Митрополит Московский Тихон и архиепископ Новгородский Арсений пребывали на Троицком Сухаревом митрополичьем подворье, а архиепископ Харьковский Антоний – на подворье Валаамского монастыря.

Перед чтением Евангелия в храм из Успенского собора прибыла Владимирская икона Божией Матери. Она была помещена рядом с ковчежцем. По окончании литургии был совершен особый молебен. После чего состоялась церемония вскрытия ковчежца. Митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) поднял крышку и благословил схииеромонаха Алексия (Соловьева) вынуть один из жребиев. Старец достал записку и передал ее владыке Владимиру. Киевский архипастырь, развернув и прочитав, объявил имя избранного: «Тихон, митрополит Московский. Аксиос!»

Интересная деталь: 4 ноября молодой советской власти едва исполнилось полторы недели. В тот день Поместный Собор рассмотрел и одобрил составленный архиепископом Кишиневским Анастасием (Грибановским) «Чин избрания Патриарха всея России». Одной из его особенностей являлась формула ектийного поминовения новых светских властей. Согласно «Чину…» моление о них избранному в Патриархи следовало лично вознести у престола своей Крестовой «архиерейской» церкви непосредственно перед получением официального извещения о своем избрании на патриаршество. Второе прошение ектеньи было таким: «Еще молимся о Богохранимой Державе Российской, правителях ея и о всем христолюбивом воинстве». Именно так она 5 ноября и была произнесена митрополитом Московским Тихоном в алтаре церкви преподобного Сергия Радонежского на Троицком митрополичьем подворье. Уникальность в том, что это – первое (!) «официальное» молитвенное поминовение советских правителей, утвержденное Поместным Собором РПЦ.

21 ноября 1917 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, состоялась интронизация (настолование) владыки Тихона. По традиции Восточных Православных Церквей было проведено троекратное «посаждение» избранного на патриаршее место. Во времена же Московской Руси осуществлялось повторное архиерейское рукоположение епископа в «патриарший сан».

Через две с половиной недели, 8 декабря, было выработано соборное постановление «О правах и обязанностях святейшего Патриарха Московского и всея России». В нем среди прочего констатировалось: «Патриарх Российской Церкви есть Первоиерарх ея. <…> Патриарх является первым между равными ему епископами». Употребляемые же в настоящее время именования Патриарха «предстоятелем» или «первосвятителем» появились несколько десятилетий позже.

Любопытно и то, что ныне звучащее на богослужениях титулование Патриарха «Великим Господином и Отцом нашим» введено лишь в 1971 году. Перед интронизацией же Тихона была установлена менее помпезная формула: «Великого Господина нашего, Святейшего Патриарха Московского и всея России…» Впрочем, и она по поводу возникновения трех своих первых слов вызывала в ноябре и декабре 1917 года недоуменные вопросы паствы.

По причине новых общественно-политических реалий, наступивших в России с конца октября 1917 года, Поместный Собор вынужден был прекратить свою работу ранее намеченного. В историю же он вошел двумя своими деяниями: восстановлением патриаршества и самим избранием «первого среди равных» епископа. При этом в отличие от всех остальных московских Патриархов XX века святейший Тихон по праву может считаться всенародно и соборно избранным первоиерархом Русской Церкви.

Михаил Бабкин

НГ-Религии

26 января 2009 г.

четверг, 16 ноября 2017 г.

прп. Исаак Сирин о смирении


Умудриться человеку в духовных бранях, познать своего Промыслителя, ощутить Бога своего и сокровенно утвердиться в вере в Него невозможно иначе, как только по силе выдержаннаго им испытания. Как скоро благодать усмотрит, что в помысле человека начало появляться некоторое самомнение, и стал он высоко о себе думать, тотчас попускает, чтобы усилились и укрепились против него искушения, пока не познает свою немощь, не прибегнет к Богу и не прилепится к Нему со смирением. Сим приходит человек в меру мужа, совершеннаго верою и упованием на Сына Божия, и возвышается до любви. Ибо чудная любовь Божия к человеку познается, когда бывает он в обстоятельствах, разрушающих надежду его. Здесь-то Бог силу Свою показует в спасении его. Ибо никогда человек не познает силы Божией в покое и свободе ... Не дивись, что, когда приступаешь к добродетели, отовсюду источаются на тебя жестокия и сильныя скорби; потому что и добродетелию не почитается та, совершение которой не сопровождается трудностию дела (св. Иоанн: "Добродетели обычно встречать затруднения; она достойна порицания, когда привязана к покою". Св. Марк: "Всякая добродетель именуется крестом, когда исполняет заповедь Духа".) ... Когда человек в мысли своей отсечет надежду по отношению к жизни своей, тогда нет ничего дерзостнее его. Никто из врагов не может противостать ему, и нет скорби, слух о которой привел бы в изнеможение мудрование его. Если во всяком месте, во всяком деле, во всякое время во всем, что ни захотел бы ты совершить, обречешь себя в уме своем на труды и скорбь, то не только во всякое время окажешься благодерзновенным и не ленивым, чтобы противостать всякому представляющемуся тебе неудобству, но от силы ума твоего побегут от тебя устрашающие и ужасающие тебя мысли, обыкновенно пораждаемыя в человеке помыслами, устремленными к покою телесному ... Ты знаешь, что надежда покоя во все времена заставляла людей забывать великое, благое и добродетели ... Если человек небрежет о царстве небесном, то не по чему другому, как по желанию малаго здешняго утешения ... потому что правит им похоть. (прп. Исаак Сирин)







Святые отцы о смирении



Святые отцы о смирении


Преподобный Силуан Афонский

- «Чтобы спастись, надо смириться. Потому что гордого если и силою посадить в рай, он и там не найдет покоя и будет недоволен и скажет: «почему я не на первом месте?» А смиренная душа исполнена любви и не ищет первенства, но все желает добра и всем бывает довольна».

- «Люди не учатся смирению, и за гордость свою не могут принять благодать Святаго Духа, и потому страдает весь мир».

- «Такой рай Господень. Все будут в любви, и от смирения Христова все будут рады видеть других выше себя».

- «Чтобы победить самолюбие, необходимо всегда смирять себя»

- «Смирившийся уже не станет осуждать ближних своих, ибо сам осудил себя во ад и уповает лишь на милосердие Господне».

- «Душа смиренного – как море, брось в море камень – он на минуту возмутит слегка поверхность, а затем утонет в глубине его».

- «…кто смирится, тот всякою судьбою будет доволен, потому что Господь его богатство и радость…»

- «Чрез самоосуждение душа смиряется, и уже нет в ней никаких помыслов, но чистым умом предстоит она Богу. Вот мудрость духовная…»

- «Вся наша брань за то, чтобы смирить себя. Враги наши пали гордостью и нас туда же влекут».

- «Гордой душе Господь не являет Себя. Гордая душа, хотя бы и все книги изучила, никогда не познает Господа, ибо она гордостью своею не дает в себе места благодати Святого Духа, а Бог познается только Духом Святым…»

- «Тело иссушить постом можно скоро, но душу смирить так, чтобы она постоянно была смиренна, нелегко, и нескоро возможно».

- «Смиренная душа имеет великий покой, а гордая сама себя терзает. Гордый не знает Любви Божией и далек от Бога».

- «…вся война идет за смирение. Враги пали гордостью и нас влекут в погибель тем же. Враги нас хвалят, и если душа примет похвалу, то отступает благодать от нее, покамест не покается».

- «…кто борется против гордости, тому помогает Господь победить эту страсть…»

- «… всю жизнь душа учится Христову смирению. И доколе не имеет смирения, всегда будут мучить ее плохие помыслы. А смиренная душа обретает покой и мир…»

- «Можно много поститься, много молиться и много добра делать, но если при этом будем тщеславиться, то будем подобны бубну, который гремит, а внутри пустой»

- «…Господь радуется о нас, когда мы смиряем себя и осуждаем, и дает душе Свою благодать».

- «Дыму подобны горделивые души. Как ветер носит дым, куда попало, так враг влечет их куда хочет, потому что у них или нет терпения или враг легко их обманывает».

- «Надо осудить в душе самого себя, но не отчаиваться в милосердии и любви Божией. Нужно стяжать смиренный и сокрушенный дух, тогда отойдут все помыслы, и очистится ум. Но надо знать свою меру, чтобы не перетрудить души».

«Кто стяжал Христово смирение, тот всегда стремится укорять себя и радуется поношениям, и скорбит, когда его хвалят».

«О, все люди, смирим себя ради Господа и ради Царствия Небесного».

«Смирим себя, и даст нам Господь познать силу Иисусовой молитвы».

«Смирим себя, и Сам Дух Божий будет учить душу».

«О, человече, учись Христову смирению, и даст тебе Господь вкусить сладости молитвы».




Преподобный Анатолий Оптинский (Зерцалов)

- «Ты просишь наставления и назидательного урока, как бы тебе не сбиться с истинного пути? Начни со смирения, делай со смирением и кончай смирением, и вчинишься со святыми»

- «Бог Сам живет в том человеке, у которого мирное сердце. Главное, считай себя хуже всех, не ищи ни любви, ни чести ни от кого, а сам ко всем оные имей - вот и улучишь мир! А как только начнешь искать, чтобы другие тебя заметили, да отыскали бы в тебе достоинства и некоторые добродетели, - тогда прощай мир душевный!»

- «Сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от Всемилостивого Спаса…»

- «Потерпи, смирись - и обрящешь рай в себе самом»

- «Если смиришься и сознаешь свою немощь, - все твои искушения, всей цепью отлетят от тебя»




Преподобный Иосиф Оптинский

- «Кто тебя бранит, за того Богу молись и считай за своего благодетеля, и никак не мсти... Тут-то и учись смирению»

- «Если будешь смиряться, то Господь покроет тебя от искушений...»

- «Кто свои подвиги замечает и труды считает, тот в гордость впадает. А кто видит свои только грехи и кается в них, тот получает милость Божию…»

- «Не усилия наши, не труды, не время избавляет нас от страстей, а благодать Божия, которая ниспосылается только смиренным…»

- «Не осуждайте никого, всех прощайте, считайте себя худшими всех на свете, и спасены будете»




Святитель Феофан Затворник

- «Чем наипаче удерживается в душе благодать? Смирением».

- «Радуйтесь, когда встретится уничижение внешнее, невольное. Принимайте его как особую милость Божию».

- «Мерою себе поставьте, что когда вы стоите в полном недовольстве собой, то вы в добром чине; коль же скоро хоть малое чувство самодовольства придет и начнете вы цену себе давать, знайте, что вы не в своем виде, и начинайте теребить себя».




Преподобные Варсонофий Великий и Иоанн


- «Если мы странники, брат, то странники и будем. Не будем считать себя за нЕчто, и никто не даст нам никакого значения, и будем спокойны».

- «Оставь волю свою позади себя, и смиряйся в течение всей твоей жизни, и спасешься».

- «Ни в каком случае не считай себя за нЕчто и не ищи равенства с другими».

- «Почитай себя за ничто, и мысль твоя не будет смущаться».

- «Сколько имеешь силы, уничижай себя день и ночь, понуждаясь увидеть себя ниже всякого человека. а ум возводи на Небо и там да будет поучение твое день и ночь».

- «Желая идти путем Божиим, не ищи себе чести».

- «Считай себя самым грешным и последним из всех, и будешь иметь покой».

- «Все, что ни случается с человеком, служит к испытанию и спасению его, чтобы он потерпел и во всем укорял себя как недостойного».

пятница, 3 ноября 2017 г.

Пора расчищать завалы

Пора расчищать завалы

Рубрика: Новости

sorda1717Недавно мы рассказали о том, что в начале октября в окрестностях п. Сорды был установлен поклонный крест как памятник всем гонимым за веру, нашедшим последний приют на заброшенных кладбищах Вятлага. Тогда же было принято решение тщательнее обследовать окрестности посёлка, поскольку старожилы уверяли, что вокруг Сорды не одно захоронение погибших заключённых, и показали ещё одно место.
21 октября в район приехали представители кировского поисково-спасательного отряда «Пересвет» во главе со своим командиром Натальей Геннадьевной Бабинцевой. Им вызвались помочь местные жители, в том числе жительница Кирса, прихожанка Покровской церкви А.Н. Телёпина. За два дня работы при помощи специального оборудования и исследования грунта было установлено, что рядом с п. Сордой как минимум два кладбища, где в середине прошлого века производились захоронения людей.
«Люди умирали всегда – и сто, и тысячу лет назад. Люди воевали и убивали друг друга. Но для нашего сознания это только слова, абстракция, – говорит Алевтина Николаевна Телёпина. – Где-то кто-то когда-то закопал в землю тысячи жертв репрессий. Человеческое сознание не в силах это воспринять, как невозможно воспринять расстояния между звёздами – в нашем опыте нет ничего для сопоставления. Но когда поисковая группа едет в окрестности лесного посёлка, ищет захоронения узников Вятлага и обнаруживает человеческие останки – это шок! В кажущемся обычным лесу, где местные жители собирают грибы, – забытые могилы, останки жертв, ничем не обозначенная территория захоронений. По благословению Епископа Уржумского и Омутнинского Леонида общественная организация «Пересвет», имеющая право на ведение поисково-спасательных работ, подтвердила наличие двух мест захоронений в районе п. Сорды. Когда в конце октября мы стали обследовать территорию, то командира отряда Наталью Геннадьевну Бабинцеву удивила форма прямоугольных, залитых водой углублений в земле. Это было явное рукотворное творение, но не характерное для могил. Было принято решение обследовать одну из ям. Откачали воду, осторожно вынули грунт. На глубине 40-50-сантиметров начала выступать вода, которую пришлось отчерпывать ковшом. Потом проступили доски, наложенные одна на другую, они не сразу открыли страшную тайну. Потом мы увидели останки людей – там явно не один человек, они лежат заваленные сгнившими досками и землёй на глубине 60-70 сантиметров. Разведочный шурф заложили той же землёй, поставили самодельный крест. Меня трясло, я читала, кричала литию «Господи, помилуй!»
Человеку, впервые оказавшемуся на месте проведения поисковых работ, конечно, трудно справиться с эмоциями, душевное волнение его переполняет, поэтому чувства Алевтины Николаевны вполне понятны.
«Мы с вами живём на этой земле, знаем про Вятлаг. А он не где-то там, он у нас под ногами. В Кирсе, на Торфу, на Старцево и дальше все населённые пункты были, как паутиной, опутаны колючей проволокой лагерных пунктов, – продолжает А.Н. Телёпина. – Пусть же здесь будут стоять поклонные кресты. Они – наша дань памяти о тысячах невинных людей, погибших здесь от голода, болезней, издевательств и тяжёлого труда. И расчистка леса на этих безымянных могилах – это расчистка завалов нашей памяти. Это нужно не им, чьи души витают вокруг молящихся у поклонного креста, а нам, холодеющим на этом почти утраченном кладбище то ли от зимнего ветра, то ли от внутреннего содрогания перед открывшейся дверью в страшное прошлое. В настоящее время на государственном уровне не ставится задача сохранения мест захоронения заключённых, хотя многие из них реабилитированы, и множество пострадало за исповедание православной веры. Поэтому так ценно соединение усилий церкви и светской общественной организации, которой является поисковый отряд, в решении важной духовной задачи… Кстати, когда мы работали, прилетели синички, летали над нами, и молодой кукушонок перелетал с дерева на дерево, и лес был наг и бел… Словно души лежащих здесь людей с надеждой прислушивались к нашим сердцам: вы правда вспомнили о нас, вы поставите крест над нами, упокоившимися на вашей земле?..»
И ведь правда не только вспомнили, но и поставили крест! 25 октября А.Н. Телёпина с жителями Кирса Владимиром Чумаковым и его родственником Даниилом вновь приехали к п. Сорде. Их совместными усилиями был поставлен поклонный крест и на втором установленном поисковиками, до сей поры никак не обозначенном кладбище – за ныне действующим собачим питомником, тоже в лесу. Этот лес сильно захламлён – здесь велись какие-то работы, грунт продавлен тяжёлой техникой, много бурелома. Если по совести, то установленные места захоронений в дальнейшем надо расчистить, как-то прибрать. Пожалуй, без помощи местных жителей тут не обойдёшься, и, кажется, неравнодушные люди уже готовы откликнуться и помочь.
Наталья Хитрова. «Прикамская новь».

http://verhnekamje.ru/blog/?p=25163#more-25163

понедельник, 16 октября 2017 г.

Сел за руль - перестал быть христианином?

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
http://www.nsad.ru/articles/sel-za-rul-perestal-byt-hristianinom

Сел за руль - перестал быть христианином?
Как быть православному человеку на дороге, в среде агрессивной и недружелюбной? Разрешить этот вопрос попыталась водитель с пятилетним стажем Екатерина СТЕПАНОВА

№6(17)'2005 Семья и личность 28.11.05 17:57Версия для печати. Вернуться к сайту

У одного протоиерея как-то заболел водитель, и меня попросили подвезти батюшку на службу. В Москве всегда пробки, все спешат, сигналят, ругаются. Одному надо налево, а никто не пускает, другому развернуться, но две сплошные полосы тянутся бесконечно. Водители нервничают, звонят мобильные телефоны. И тут, как специально, госавтоинспектор посередине проспекта загородил проезд. Все, стоим. Ждем, пропускаем начальство. Если свернуть во двор, есть шанс объехать это столпотворение, но висит знак «поворот направо запрещен». Не долго думая, нарушаю: мол, «в этом месте всегда поворачивают, есть правила, конечно, но ведь есть и обычаи…». При этом толкаюсь и прижимаю других желающих объехать пробку. А батюшка, хитро улыбаясь, спрашивает меня: «Что, сел за руль -- перестал быть христианином?»
И точно, ведь за рулем все христианские помыслы как будто испаряются из головы. Окружающие автолюбители только раздражают своими маневрами. Какая уж тут христианская любовь! Каждый сидит в замурованном авто с единственной мыслью -- скорее добраться до пункта назначения, и хорошо бы, чтобы все остальные участники дорожного движения куда-нибудь исчезли. Но, помню, в одной телевизионной передаче протоиерей Максим Козлов, настоятель храма мц. Татианы, сказал, что «вождение в мегаполисе дает все возможности для проявления христианских добродетелей». Попытаемся разобраться, как ведут себя православные водители в накаленных ситуациях на дороге?

Над схваткой
Вечер. Поток машин движется медленно. Уставшие труженики сплошным потоком ползут по домам. Рассказывает свящ. Георгий Романенко (стаж вождения -- 21 год): «Я думаю так: если я попал в пробку, значит, она мне послана Богом и я должен ее спокойно перенести. Тогда я включаю музыку, например Петра Лещенко. В дороге можно слушать Евангелие или Псалтирь, но это не особо рекомендуется. Слова должны проходить через сердце, а за рулем -- заслушаешься и ненароком через чужое сердце переедешь».
Когда сидишь в пробке, удобно молиться -- было бы желание. Когда еще в нашей суетной жизни останешься один, тем более в тишине! Некоторые православные водители слушают духовные песнопения и даже подпевают. Кто-то читает на память правило, кто-то -- Иисусову молитву. Рассказывает отец Александр Шантаев (стаж вождения -- 23 года): «А я люблю молчать и быть один, поэтому часто езжу в машине один и молчу. Мне это нравится. Я могу беспокоиться из-за того, что двигатель закипает или что-нибудь отваливается у моего автомобиля, но из-за того, что попал в пробку, я не переживаю. Мне удалось договориться самому с собой -- не волноваться по этому поводу. Порой я бываю импульсивным, опоздания всегда вызывали во мне глубокое чувство рефлексии. Но однажды я решил, что буду спокойно существовать без этих переживаний, полагаясь на волю Божию. Что я могу сделать в пробке? Взлететь на ракете, подняться на вертолете или, как Карлсон, пропеллер включить? Да, опоздал, ну что поделаешь».
Вдруг откуда ни возьмись выруливает какой-нибудь резвый гонщик. Он пробует обойти пробку по встречной полосе, но, заметив впереди пост ГАИ, пытается влезть между машинами. Водители, честно просидевшие час в заторе, возмущаются и «летуна» не пускают, а тот напористо вжимается. Опыт показывает, что если не суетиться, а спокойно ехать в своем ряду, то, бывает, через час медленного, но уверенного продвижения замечаешь этого взмокшего автолюбителя всего в нескольких машинах перед собой. Он устал, но толком вперед так и не продвинулся -- себя только замучил и окружающих. Объясняет о. Георгий: «Не нужно порицать тех, кто лезет вперед или объезжает по встречной. Они считают, что могут без очереди пройти, ну и помоги им Бог. Осуждать -- это грех. Надо относиться к таким водителям так, как будто они действительно очень спешат. Может быть, у них рожает жена или они едут делить клад».

Иду на обгон
Автолюбители любят похвалиться мощностью своего автомобиля. Бывает, что тянет погоняться по ночной трассе. Или рвануть со светофора и «сделать» менее прыткого соседа по шоссе. Еще горит красный, но «противник» уже рычит мотором -- пугает. Желтый замигал. Зеленый. Визг резины, машины срываются со стоп-линии. Повезло, если все пешеходы успели перейти дорогу!
Рассказывает о. Александр Шантаев: «Хорошо, кому удается совладать с этим специфическим автомобильным бесенком, который подзуживает наши азартные импульсы. Если отделаешься от него до первой аварии -- это признак мудрости. У меня был опыт серьезной аварии. Именно тогда и наступило ощущение, что, даже если я невнимателен к своей жизни (а это грех), есть те, о ком я должен заботиться, те, кто зависит от меня. Существует масса дел, в которые я вовлечен по Божией воле, и было бы преступно их оборвать по собственной инициативе. С тех пор я всегда просчитываю ситуацию и езжу очень аккуратно. Стараюсь не провоцировать ситуации, где я могу потерять контроль».
Аварии всегда случаются по глупости и почти всегда из-за несоблюдения скоростного режима. Страшно и невосполнимо, если кто-то пострадал. Но в мелких происшествиях есть и воспитательный момент. После аварии на некоторое время возвращается страх перед дорогой, водитель становится особенно внимателен к ситуации за бортом. Лихачество -- к сожалению, временно -- уступает чувству самосохранения. Своим опытом поделился Геннадий Лазарев, профессиональный водитель (возит приходского священника, стаж вождения -- 27 лет): «Я свое отгонял, теперь не гоняю. Попадал в страшные аварии. В 90-м году провел четыре дня в коме, но, слава Богу, выжил и все пассажиры остались целы. Нет, водить после этого не страшно, но я по опыту знаю, что "автомобиль -- это не развлечение, это смертельная опасность, это гроб на колесах!" Раньше такими словами начинали учить вождению. А теперь выдают права за 24 часа и этих смертников выпускают на дорогу!»

Чайники
Все водители когда-то были «чайниками». Тем не менее новичков на дороге не любят. Один водитель с большим стажем как-то заметил, что надо не пускать в центр города тех, у кого стаж меньше трех лет. Пусть себе катаются по кольцу, за городом, на специальных полигонах -- пока не наберутся опыта. «Новички, кто только что получил права, во многом бывают не уверены, совершают массу нелепых огрехов, но они боятся ошибиться и часто водят автомобиль менее аварийно, чем потом, набравшись опыта. Опасаться на дороге стоит скорее тех, кто думает, что уже научился водить машину», -- считает о. Александр Шантаев.
В городе машины идут плотным потоком, и водители связаны дорогой друг с другом. У каждого своя манера езды, свой темперамент. Обязательно один из «сопутников» торопится или устал, он начинает сигналить, если кто-то замешкался на светофоре или неудачно перестраивается в другой ряд. «В городе ты перенимаешь условия той игры, которую навязывают окружающие, -- поясняет Геннадий Лазарев. -- Трудно сдерживаться -- и ругаюсь, и возмущаюсь. Батюшка меня успокаивает, но и он иногда не выдерживает. Основная масса водителей совершенно некультурны, стоит какой-нибудь пешеход посередине дороги, и никто его, бедного, не пускает, а ведь можно взять и пропустить. Пусть все обгудятся сзади».
Все-таки если несколько абстрагироваться от накаленной ситуации, можно ее использовать для тренировки добродетелей: «За рулем учишься терпению в действии, -- рассказывает о. Александр Шантаев. -- Если ты внимателен к себе за рулем, то заметишь: вот здесь я проявил здравомыслие, здесь рассудительность, но в этой ситуации был невнимателен и подрезал грузовик. Когда мы едем по улице, мы как бы пребываем в потоке движения разных страстей, потому что каждым автомобилем управляет человек со своим характером, со своими душевными проблемами. Он на дороге наш ближний, а вовсе не тот, кто рядом сидит. Взрывной ты или раздражительный, слабохарактерный или гневливый -- все становится видно, целое "Добротолюбие" открывается! За рулем можно научиться оставаться в равновесии, даже если спешишь или опаздываешь. Надо подумать: а есть ли что-то важнее, чем твоя собственная жизнь и жизнь другого?»

Правила -- не для гаишников
Мало кто ездит в нашей стране по правилам. В Европе все ездят по закону, а чем дальше на Восток, тем больше доверяются своей интуиции. «Мы с батюшкой не должны опаздывать и поэтому нарушаем здорово, -- поделился Геннадий Лазарев. -- Но я с настоятелем договорился: если я нарушил сам и нас остановили -- я плачу, если я нарушил по его благословению -- он платит штраф». 
Но правила придуманы не для того, чтобы кормить гаишников. Они основаны на опыте реальных аварий и должны помочь водителям избежать нештатных ситуаций на дороге. Рассказывает о. Владимир Шафоростов (стаж --10 лет): «Правила я непременно соблюдаю и всем рекомендую. Хотя бывают особые ситуации: кто-то умирает, и я должен срочно причастить человека. Тогда приходится где-то и нарушить, чтобы успеть вовремя. Но это серьезно оправдано. Священник -- он ведь как скорая помощь. Я считаю, у батюшек должны быть мигалки, чтобы к умирающему сквозь пробки спешить официально».

Езда в провинцииНа городской дороге необходимы динамика и крепкие нервы, в провинции -- острое зрение и быстрая реакция. Рассказывает о. Александр Шантаев: «Разумеется, водить машину в провинции мне страшно. Часто приходится ездить по непроглядным сельским дорогам, где в темноте легко сбить пьяного или велосипедиста. На проселочных дорогах фонари, даже если они есть, не горят. Дальний свет тоже нельзя включать, потому что можно ослепить пешехода и боковое зрение водителя сужается. В таких случаях я молюсь.
Очень непривычно, но в провинции водители никогда не включают поворотники. Если им нужно повернуть, они просто сбрасывают скорость и поворачивают. Поворотники -- это знак уважения к тому, кто едет сзади, а в провинции человек весь в себе. В городе паркуешься так, чтобы окружающим было удобно. Но кто привык ездить в поле, бросает машину на проезжей части или ставит так, что рядом уже никто не встанет. Неуважение и невнимание к окружающим, увы, присуще провинции. В Москве культуре вождения учат опытно: не включил поворотник -- получил удар в багажник, встал криво на парковке -- углы подровняют!
Моя поездка на машине -- это каждый раз сто километров в одну сторону. Мне очень нравится наблюдать смену времен года, что трудно заметить в большом городе. Смотреть, как знакомое поле желтеет, как с него собирают траву, как оно покрывается первым инеем, заметается снегом. Есть такое место, где я всегда останавливаюсь ненадолго – "делаю стоп-кадр". В этом есть своя маленькая поэзия. Дорога -- это поэма или симфония, где масса перепадов и новых партий».

Рекомендации священника Георгия Романенко, психиатра по образованию, для православных водителей:
-- Не ругайтесь в машине. Как только начинаешь ругаться, к тебе сразу подступают силы зла. Нужно относиться ко всем по-доброму и говорить в салоне только о хорошем. Если ваш пассажир или попутчик начинает сквернословить или осуждать кого-то -- просите его прекратить, добром это ни для кого не кончится.

Есть такое знаменитое правило «три Д» -- Дай Дорогу Дураку. Если видишь, что впереди водитель ведет себя странно: разгоняется, резко останавливается на светофорах -- держись от него как можно дальше. Определить, опытный ли впереди водитель, можно по тому, как он тормозит. Человек, давно и уверенно водящий машину, редко пользуется тормозом -- он все рассчитывает, пользуется передачами, регулирует скорость, не торопится.

Чаще всего аварии случаются при подъезде к дому. В конце пути ослабевает внимание. Так же как больные часто умирают, как только приезжает "скорая помощь": видят белый халат, адреналин перестает вырабатываться, человек думает, что спасен, и тут же умирает. Опытные врачи снимают халат при подходе к больному. Так же и за рулем: чем ближе к месту назначения, тем будьте внимательнее.

Жены, не нужно учить своих мужей водить машину! Сидите тихо, и лучше сзади, молитесь. В машине должна быть атмосфера мира. Когда муж сидит в качестве пассажира, он должен понимать, что женщина -- это скудельничный сосуд, и удивительно, как Бог дал ей в руки руль. Поэтому молитва мужа должна быть сугубо огненная. Учить никого не нужно, пока тот за рулем.

У нас нет культуры пропускать пешеходов. Мы-то сидим в железных авто, а они бегают под колесами беззащитные, как зайцы. Надо быть вежливыми -- тем более к слабому. Пешехода нужно пожалеть и пропустить.

По возможности старайтесь бесплатно подвозить людей. Подвезешь путника -- Господь тебе поможет. Надо, конечно, смотреть, кого брать с собой. Но все-таки Господь дал тебе машину, ты немножко побогаче -- помоги.

С Госавтоинспекцией нужно общаться по-христиански. Если просят денег -- надо отдать. Взятка -- это плохо, но, если просят, нужно отдать и рубаху. Кстати, к священникам инспекторы относятся хорошо, порой, надо сказать, незаслуженно хорошо. У них существует поверье: если обидишь попа -- ноги отсохнут.

Нельзя вешать всякие болтающиеся ароматизаторы на зеркало перед глазами -- это нарушает внимание. Желательно иметь в машине крестик. Крест сам по себе имеет великую силу, он освящает дорогу. Можно в дороге молиться -- это как уж кому хватит сил. «Господи помилуй!» всегда можно произнести. Мы как-то ехали с другом и пытались по дороге читать акафисты. Но как только открывали молитвослов, сразу на нас обоих нападал сон. Пришлось отложить чтение. И сразу сонливость исчезла. Вот так бес нападает! А уж бороться с бесом в дороге или подождать, пока доедешь, -- это каждый сам решает.

Если устали в пути -- нужно отдохнуть. Остановиться и поспать. Можно притормозить у какого-нибудь храма или памятника, выйти помолиться, а потом дальше поехать. Перед дальней дорогой надо выспаться и после обязательно отдохнуть. Уставший человек если и не заснет за рулем, может не заметить какую-нибудь опасность.

Ни в коем случае не обращайте внимание на собак. Недавно в Европе произошла авария, где из-за собаки погибли дети. Она резко выскочила на дорогу, водитель свернул и сбил детей. Надо оценивать ситуацию, если никого нет вокруг и скорость небольшая -- можно и затормозить, но если есть хоть какая-то опасность -- смело давите собак, пускай погибнет она, смерть человека никак нельзя восполнить.

Водить нужно не как правильно или как лучше. Православие -- это дух. Духом нужно жить и водить тоже. А дух -- это любовь, дух -- это радость. Всегда радуйтесь, благодарите и непрестанно молитесь! Радоваться людям, что у них есть «Мерседесы», БМВ, «Порши», «Бентли». Эта радость внутри должна тебя греть.
P.S. О. Георгий Романенко: «Как можно определить психику водителя? По его машине. Если машина чистая, коврики вычищены, торпеда без пыли, под ноги газетка подстелена -- перед вами сумасшедший. Разве можно так относиться к железке? А если в авто в ногах валяются бутылки, пакеты из-под сока, грязь на торпеде, там сломано, здесь скотчем примотано -- это здоровый человек! Правильное свободное отношение, как к телеге. Залатал, сел, поехал».

O. Александр Шантаев: «Машина в нашем странном мире часто заменяет мужчинам их "мужское дело", которое в современной жизни у них часто отсутствует в принципе. Автомобиль -- это отраженное эхо былой вольницы, былой подлинно мужской жизни воина. Мужчины украшают свою машину, моют, покупают для нее новые колеса и прочее. Так они бы холили и лелеяли своего коня, который бойцу жизнь спасает».